Все о космосе

Космос. Астрономия. Вселенная. Наука

Leaf
Главная
Новости
FAQ по Астрономии
Астрословарь
Древняя астрономия
Современные теории
Метагалактика
Солнечная система
Статьи о космосе
Космонавтика
Галерея астрофото
Популярно о космосе
Карта сайта
Поиск
Обратная связь
Партнеры

Астрономия


Leaf Главная arrow Древняя астрономия arrow Астрономия в оттенках цивилизаций arrow Вселенная Древней Эллады



Вселенная Древней Эллады PDF Напечатать Е-мейл

Вселенная Древней Эллады

Самые древние известные нам пред­ставления эллинистических наро­дов о строении Земли встречаются в поэ­мах Гомера "Илиада" и "Одиссея" (XVIII века до нашей эры). Из этих произ­ведений видно, что греки представляли себе Землю в виде слегка выпуклого дис­ка, напоминающего щит воина-гоплита. Считалось тогда, что сушу со всех сторон окружает Великая Река — Океан... И на­зывали эту сушу — Ойкумена. А внутри Ойкумены находится морская ширь, де­лящая сушу на две приблизительно рав­ные части: Европу и Азию.

Вообще древние греки, как нация, обладавшая поистине "космическим" сознанием, уделяли огромное внима­ние вопросам строения Вселенной. Основывались они при этом, как оказа­лось, на расчетных и наблюдательных данных халдейских мудрецов и жрецов Древнего Египта. Знаменитый гречес­кий астроном Гиппарх (около 190-126 гг. до н.э.) сумел составить достаточно под­робную и полную карту звездного неба. Она включала в себя до 850 неподвиж­ных звезд, которые Гиппарх к тому же еще и классифицировал по яркости, а также определил их координаты. Более того, имея в своем распоряжении наб­людения вавилонян, сделанные за ты­сячелетие до этого, Гиппарх открыл прецессию — смещение точек равно­денствий и солнцестояний на фоне звезд.

Но вот надо же такому случиться — этот знаменитейший, обладавший колоссальным авторитетом астроном древности в то же самое время сыграл в истории астрономии крайне негатив­ную роль! Поскольку, как оказалось, за сотню лет до трудов никейца Гиппарха другой эллинский ученый, Аристарх Самосский (310-230 гг. до н. э.), выдвинул пророческую гипотезу о том, что Земля и планеты вращают­ся вокруг Солнца по круговым орби­там! И можно только гадать, до каких открытий дошла бы современная аст­рономическая наука, если бы не авто­ритет Гиппарха, который полностью отклонил и так и не принял гипотезу Аристарха, не найдя для нее соот­ветствующих доказательств. Только через 1800 лет про нее вспомнил Ко­перник.

Что же касается размеров Ойкуме­ны (той самой суши, подобной щиту), то древние греки как минимум за че­тыре века до нашей эры (и еще до вы­числений Эратосфена Киренского) примерными ее размерами уже распо­лагали.

И хотя мнения ученых Эллады от­носительно формы нашей земной тверди существенно различались — одни продолжали считать ее плос­кой, а другие (Аристотель. Эратосфен) полагали, что Земля имеет форму шара — тем не менее, основ­ная загадка заключается вовсе не в этом.

Великий сицилиец

Родившийся в Сиракузах (Сици­лия), как полагают, в 287 году до н. э., Архимед был исключительно об­разованным человеком. Тем более что отцом его являлся превосходный астро­ном и математик Фидий. Да и вообще семья Архимеда состояла в родствен­ной связи с правителем Сиракуз. А по­скольку этот удивительный ученый был к тому же еще и прекрасным инже­нером, то он был исключительно попу­лярным и у властей, и в народе.

В самом деле, ведь это он, Архимед, придумал способ поднятия тяжестей, нашел методику определения фальши­вых денег, построил гидравлический орган, а также создал... первый в мире планетарий!

Уже много позже, когда пришло вре­мя защищать свой любимый город от легионов римского полководца Марцелла, Архимед прославился как соз­датель могучих боевых машин. Но этот замечательный человек завещал буду­щим тысячелетиям еще и математичес­кие шедевры. В октябре 1998 г. в Нью-Йорке был продан за колоссальную сумму так называемый "Архимедов па­лимпсест", где представлено несколько теоретических трудов знаменитого сиракузца. Имеется там, в частности, та­кое произведение, как "Метод", где из­ложена комбинация физики и матема­тики. А еще работа "О шаре и цилин­дре", трактаты "О спирали", "Измере­ние круга", "О равновесии плоских фи­гур" и многие другие...

Например, в своем сочинении "О равновесии плоских фигур" Архимед излагает основные понятия статики, выводит закон рычага и вводит поня­тие центра тяжести.

Но совершенно особый интерес и за­гадку представляет входящее в "Архи­медов палимпсест" сочинение под на­званием "Псаммит", где, как долго по­лагали математики, была "всего лишь" предложена система счисления, позво­ляющая записывать сверхбольшие чис­ла. Однако, как оказалось, "изюмин­ка" была вовсе не в этом!

В переводе "Псаммит" означает "Ис­числение песчинок". Представим себе, вместе с Архимедом, что мировая сфера полностью заполнена обыкновенными песчинками! А поскольку объем пес­чинки, в общем, известен (на морском берегу Сиракуз их было предостаточ­но), то, зная расстояние от центра Зем­ли (или Ойкумены, если угодно) до сфе­ры неподвижных звезд, можно опреде­лить объем этой сферы. А затем, разде­лив этот объем на величину, равную объему песчинки, вычислить и коли­чество песчинок, которое необходимо для того, чтобы заполнить вышеупомя­нутую сферу...

Так сколько же их, по подсчетам Ар­химеда, понадобится?

Оказывается, более чем просто зна­чительное количество — 10    песчинок!

Между прочим, масса всей видимой части Вселенной (Метагалактики), по современным представлениям, оцени­вается как десять в пятьдесят шестой степени грамм! И хотя песчинки у Ар­химеда соприкасаются друг с другом, а материя во Вселенной разрежена, но все равно уж слишком колоссальное число почему-то фигурирует в расчетах ученого из Сиракуз...

Да, а каков же, по его мнению, был радиус Мироздания, которым он за­дался в расчетах, то есть расстояние до "сферы неподвижных звезд"? Во времена Архимеда, как известно, лю­ди передвигались большей частью пешком либо верхом на лошади. Но одно дело суша, здесь расстояния проверяются практикой. И совсем другое — небо. Люди ведь не боги и не могут разгуливать по небесам! Так что же Архимед? Может, он принял радиус Мировой Сферы, скажем, рав­ным 10000 км? Или даже ста тыся­чам, а то и миллиону километров, ес­ли перевести это расстояние в совре­менные единицы измерения? Каза­лось бы, этого более чем достаточно, ведь в любом случае две последние дистанции являлись тогда чисто абс­трактными величинами из-за того, что подобных масштабов Земля прос­то не знает!

Так что миллион километров для эпохи Архимеда — это величина запре­дельная, и потому заложить в основу своих вычислений существенно боль­шее расстояние он просто не мог, не так ли?.. Тот, кто так подумал — жесто­чайше ошибся! Расстояние до сферы неподвижных звезд, согласно "Псам­миту", составляет 15 триллионов кило­метров!

Вспомним, что расстояние от Земли до ближайшей к нам звезды Проксима Центавра равно примерно 4,2 светово­го года или 40 триллиона километров. Таким образом, согласно представле­ниям Архимеда, задокументирован­ным в третьем веке до нашей эры, по­верхность Ойкумены от "Сферы непод­вижных звезд" удалена на 2 световых года — великий ученый ошибся всего лишь вдвое...

В то же время "Псаммит" был доста­точно известен среди философов и мате­матиков античного мира. И вышепри­веденная трудно представимая дистан­ция никого из них не смущала!

Теперь, очевидно, следует вспом­нить и тот факт, что в одном из своих произведений Анаксагор (V век до н.э.) написал следующие, так и не разгадан­ные до нашего времени историками, слова:

"...И люди были созданы, и другие живые существа, которые »рдеют ду­шу. И у этих людей, как и у нас, есть населенные города. Есть и мастерски исполненные творения. И есть у них Солнце и Луна, и иные светила, как и у нас, и земля у них рождает много чего разного..."

Между тем это противоречит извес­тной историкам более ранней модели Мироздания того же Анаксагора. Предыдущая модель была такая: плоский диск Земли, который как бы накрыт верхней полусферой воздуха. Нижняя полусфера — поддерживаю­щая. А вся эта "постройка" окружена быстро вращающимся эфиром. Инте­ресно, когда же и после каких собы­тий смогли так кардинально изме­ниться воззрения Анаксагора? Хотя вполне понятно, что размеры Миро­вой Сферы, согласно "Псаммиту", свободно позволяют с комфортом раз­местить внутри нее не одну, а множес­тво разных Ойкумен!

Кстати сказать, эллинский философ Ксенофан из Колофона, современник Пифагора, насмехался над человеко­подобными богами, цинично утвер­ждая, что если бы коровы могли создавать себе идолов, то, несомненно, со­здали бы их по своему образу и подо­бию. Стараясь определить действи­тельное место человека в Мироздании, он учил, что число миров безгранично и что Вселенная бесконечна в про­странстве и времени.

Такое же мнение было высказано и Анаксименом из Лампсак, другом Александра Македонского, которому первый постоянно говорил, что он (Александр) завоевал лишь один из многих миров!

Еще одним сторонником идеи много­численности миров был философ Зенон из Элей. Задолго до него, более чем за шесть веков до нашей эры, древнегре­ческий философ Анаксимандр из Милета высказал пророческие предположе­ния и относительно бесконечности ми­ров, и относительно проблем эволюции материи.

Вот почему известная древняя эл­линская "Легенда про Дедала и Ика­ра", вдохновляющая поэтов уже почти три тысячи лет, не слишком поражает воображение ученых. Но все же напом­ним ее:

 

Дедал, прославленный зодчий Афин, создавал из белого мрамора статуи такого совершенства, что они казались живыми. Изобрел он и необходимые для этого инструмен­ты топор и сверло. Но был у него племянник Тал, который превышал Дедала своим мастерством! И тог­да коварный Дедал сбросил его с вы­сокой скалы. Погиб племянник, и свидетелей преступления не наш­лось. Но когда попытался Дедал тайком захоронить Тала, узрели это афиняне...

 

Ареопаг приговорил зодчего к казни. Однако сумел убе­жать Дедал к могущественно­му царю Крита Миносу. И стал он пленником царя на многие годы. И решил Дедал бе­жать от Миноса по воздуху, поскольку все  остальные  пути были перекрыты для него. Малень­кий сын Дедала, Икар, не понимая, что создает отец на этот раз, помо­гал ему. Тем временем Дедал изгото­вил себе и сыну крылья! Надевая на се­бя и сына эти крылья, он сказал:

Слушай, Икар! Мы летим на Крит, но будь осторожен в полете. Не спускайся слишком низко соленые морские брызги намочат твои кры­лья! Но и близко к Солнцу не подле тай жар растопит воск и разле­тятся перья...

И вот они в полете, уже далеко позади остались острова Дэлос, Па­рос... Забыл Икар советы отца и приблизился к Солнцу. Растаял вскоре воск на крыльях, распались они на части, и стремглав упал Икар со страшной высоты прямо в морскую пучину. Повернулся Дедал, чтобы позвать Икара, увидел на морских волнах перья и все понял. А тело Икара долго еще носилось по волнам. И тогда полетел осиротев­ший Дедал на Сицилию...

 

Этот древний миф свидетельствует о том, что еще в глубокой древности мечтали люди о том, как овладеть не­бесами. А может быть, даже готови­лись к этому?


 

Автор: Александр Кульский,

кандидат технических наук, зам. зав.

кафедрой Общей и теоретической

физики, ФМФ, НТУУ (КПИ)
<Предыдущая   След.>