Все о космосе

Космос. Астрономия. Вселенная. Наука

Leaf
Главная
Новости
FAQ по Астрономии
Астрословарь
Древняя астрономия
Современные теории
Метагалактика
Солнечная система
Статьи о космосе
Космонавтика
Галерея астрофото
Популярно о космосе
Карта сайта
Поиск
Обратная связь
Партнеры

Астрономия
Leaf Главная arrow Древняя астрономия arrow Астрономия в оттенках цивилизаций arrow Книга Бытия и современная наука



Книга Бытия и современная наука PDF Напечатать Е-мейл

Одна из наиболее законченных систем космогонических взглядов в рамках монотеизма представлена в библии - в книге Бытия, и даже только по этой причине ей следовало бы уделить особое внимание. Однако для этого имеются и другие серьезные основания, так как благодаря своей странной судьбе библия в глазах бесчисленных приверженцев религии, рассматривающих ее как священную книгу, была в течение десятков веков и еще остается сегодня непогрешимым авторитетом в вопросе о сотворении мира. Вследствие этого библия сыграла исключительную и, надо сказать, весьма печальную роль в истории науки. Сколько ученых избегало в свое время заниматься проблемой происхождения миров с научной точки зрения или по причине своей религиозности или из боязни возможных трагических последствий обвинения в ереси! Сколько ученых и в наши дни как будто лишаются разума, как только они начинают заниматься этим вопросом, тщетно стараясь примирить рассказ, приписываемый Моисею, с новейшими научными открытиями!

В библии, возможно, более чем в каком-либо другом древнесвященном тексте, сотворение мира есть результат воли бога, направленной на достижение определенной цели. Оно не дело случая или каприза. Сомневаться в сотворении как вселенной, так и человека - значит не только подрывать основы религии, но и подрывать всю общественную мораль, которую оправдывает эта религия. Понятно, что первым из тех, кто осмелился это сделать, потребовалось немало мужества.

Текст книги Бытия

С целью облегчить читателю чтение наших критических замечаний по поводу книги Бытия, мы считаем целесообразным воспроизвести полностью ее первые стихи, имеющие наиболее близкое отношение к космогонии:

"1. В начале сотворил бог небо и Землю.

2. Земля же была безвидна и пуста, и тьма лежала над бездной, и дух божий носился над водами.*

* (Некоторые хотят видеть в этих словах утверждение о том. что вначале существовал хаос, который бог просто-напросто привел в порядок. Тогда этот первый пункт должен служить как бы заглавием главы, резюмирующей ее содержание. Конечно, первые составители книги Бытия, находившиеся под влиянием вавилонян и египтян, предполагали существование первичного хаоса. Однако, очень быстро точка зрения о всемогуществе бога заставила принять иное толкование, ставшее затем преобладающим, и именно тогда была добавлена первая фраза. В настоящее время ни в одной религии, опирающейся на библию (как у евреев, так и у католиков или протестантов), не предполагается сотворение мира из хаоса; по мнению представителей всех этих религий бог сотворил мир из ничего.)

3. И сказал бог: да будет свет. И стал свет.

4. И увидел бог свет, что он хорош, и отделил бог свет от тьмы.

5. И назвал бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро; день один.

6. И сказал бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так.

7. И создал бог твердь и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.

8. И назвал бог твердь небом. И увидел бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро; день второй.

9. И сказал бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место и да явится суша. И стало так. И собралась вода под небом в своем месте, и явилась суша.

10. И назвал бог сушу землей, а собрание вод морями. И увидел бог, что это хорошо.

11. И сказал бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду и по подобию ее, и дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.

12. И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду и по подобию, и дерево плодовитое, приносящее плод, в котором семя его по роду его (по земле). И видел Бог, что это хорошо.

13. И был вечер, и было утро; день третий.

14. И сказал бог: да будут светила на тверди небесной для освещения земли и для знамений и времен, и для отделения дня от ночи, и дней и годов.

15. И да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.

16. И создал бог два светила: великое светило большее для управления днем, и светило меньшее для управления ночью, и звезды.

17. И поставил их бог на тверди небесной, чтобы светить на землю.

18. И управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел бог, что это хорошо.

19. И был вечер, и было утро; день четвертый".

Ошибки книги Бытия с научной точки зрения

Не желая анализировать в приведенном тексте каждое слово, мы можем даже при простом чтении сделать некоторые выводы относительно научных знаний составителей библии (оставляя сейчас в стороне все философские вопросы).

1) Земля находится в центре вселенной. Она была сотворена прежде всего, и именно вокруг нее бог расположил все светила. Земля, следовательно, неподвижна и не вращается; наоборот, Солнце вращается вокруг Земли.

2) Отделение дня от ночи (стих 4) произошло в течение первого дня трудов бога, между тем как Солнце и Луна появились лишь на четвертый день. Таким образом, наступление дня не зависит от Солнца; Солнце не является причиной дня, оно показывается в течение дня, прибавляя свой собственный блеск и как бы "возглавляя" день.

Впрочем, несколько далее в библии указывается, что господь, желая показать Иову, что тот не знаком со всеми чудесами природы, сотворенной им, господом, спрашивает с гордостью:

"12. Давал ли ты когда в жизни своей приказание утру и указывал ли заре место ее.

13. Чтобы она охватила края земли и стряхнула с нес нечестивых?" (Книга Иова, гл. 42).

Таким образом, книга Бытия категорически утверждает, что именно бог, а не Солнце управляет наступлением зари и что она всюду на Земле наступает одновременно; последнее очень легко объяснить, если придерживаться точки зрения, что Земля не круглая, а плоская.

Очень интересно заметить, что бог уточняет в этой же беседе, что Земля не изолирована в пространстве, а поддерживается:

"4. Где был ты, когда я полагал основание земли? Скажи, если знаешь.

5. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь.

6. На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее.

7. При общем ликовании утренних звезд, когда все сыны божьи восклицали от радости?"

3) Облака обязаны своим происхождением не испарению воды с поверхности Земли, а содержатся в некотором "небесном вместилище", называемом твердью; они - следствие того отделения вод земли от вод неба, которое совершил бог на второй день.

4) Только после сотворения Земли, после создания дня и ночи, небесного свода и земных вод, даже после создания растений, бог сотворил Солнце, Луну и звезды. Следуя библии, надо, очевидно, отбросить все позднейшие научные теории, которые указывают на противоположный хронологический порядок: звезды и Солнце, планеты, спутники.

Что касается последнего пункта, то некоторые защитники религии хотели использовать стих 6 книги Иова, который мы только что цитировали, для того, чтобы "исправить" книгу Бытия. Эта попытка, несколько "отчаянная", только подчеркивает противоречия, существующие между различными текстами библии в отношении сотворения мира и которые, очевидно, связаны с космогоническими традициями, несколько отличающимися друг от друга. Эти противоречия проявляются со второй главы книги Бытия, где изложена, начиная со стиха 4, вторая версия творения. В этой версии, где космогония, в собственном смысле этого слова занимает весьма небольшое место, но где подробно рассказывается история Адама, человек появляется ранее растений и животных. В то же время в первой главе говорится, что человек сотворен позже их. Кроме того, человек совершает здесь первородный грех, о котором в первой главе нет ни слова.

Иудейские жрецы, воспроизводившие одну за другой различные легенды, не заботясь об их явных различиях, выявили таким образом полное отсутствие научного духа. Конечно, в ту эпоху подобные ошибки им можно было бы в какой-то мере простить. Но что сказать о тех, которые пытаются в наши дни настаивать на определенном научном значении (пусть даже в форме символического толкования) этой сумбурной компиляции с ее категорическими и абсолютными утверждениями первой главы, которые мы привели выше!

Книга Бытия с исторической точки зрения

Исходя из наших кратких критических замечаний, можно заключить, что астрономические познания древних иудеев были весьма примитивны. Конечно, мысль о том, что Земля находится в центре вселенной, признавалась в течение древних и средних веков всеми, за исключением нескольких пифагорейцев или очень немногих дерзких умов, как например, Николая Кузанского. Конечно, представление о небесной тверди, приписывающее реальность куполообразному синему небесному своду, который, как это кажется, возвышается над нашими головами, также разделялось всеми астрономами древности. Это представление сохранилось до эпохи Возрождения. Однако вера в отсутствие причинной связи между днем и Солнцем свидетельствует о весьма и весьма низком уровне научных знаний. Этот факт объясняется, по-видимому, непониманием древними иудеями той роли, которую играет атмосфера в освещении поверхности Земли перед восходом Солнца. То обстоятельство, что древние иудеи представляли Землю наподобие плоского диска, не облегчало им решения проблемы.

Странный и наивный рассказ о подвигах Иисуса Навина, остановившего Солнце над Гаваоном и Луну в Аялонской долине на целые сутки (книга Иисуса Навина, гл. X, XII, XIII), также указывает на весьма слабое понимание небесных явлений.

Подобные научные ошибки часто удивляли историков и астрономов, изучавших библию, тем более, что составление первых ее книг ("Пятикнижия"), начатое не раньше IX в. до н. э., окончательно было завершено только в 444 г., т. е. к тому времени, когда наука достигла в некоторых странах Востока достаточно высокого уровня.

Некоторые религиозно настроенные лица высказывали парадоксальное утверждение, что текст книги Бытия представляет собой нечто вроде божественного откровения избранному народу, который его благоговейно сохранил, не понимая, к несчастью, полностью его смысл. Эта гипотеза принадлежит к таким, которые не могут, очевидно, обсуждаться в серьезной книге. С другой стороны, некоторые хотели видеть в невежестве, проявляемом в библии, просто следствие религиозного фанатизма иудеев. "Наука, - пишет, например, Гёфер, - есть совместное произведение всего человеческого рода, без различия рас, но такая нация, как народ израилитов, которая считала другие нации нечестивыми и запрещала какое-либо интеллектуальное общение и обмен познаниями с ними, должна была неизбежно остаться за бортом развития науки".*

* (Ноеfеr, Histoire de I'astronomie, стр. 83.)

Эта суровая критика содержит долю истины, однако действительность гораздо более сложна. Не следует прежде всего забывать, что древние иудеи были довольно бедным пастушеским и земледельческим народом, с трудом добывавшим средства к жизни. В отношении промысла, морской торговли и даже сооружения памятников искусства этот народ отставал в своем развитии от народов, населяющих соседние большие империи. Нот ничего удивительного, что имело место отставание и в отношении научного развития.

Что касается сектантского характера религии израилитян, то он неоспорим, однако стремление древних иудеев к изоляции, о котором говорит Гёфер, исторически объясняется не какой-то расовой гордостью народа, стоящего в стороне от иностранного влияния, но, наоборот, естественной реакцией на многочисленные навязанные ему и часто неприятные сношения со своими более могущественными соседями. Территория Палестины была как бы зажата между территориями Египта с одной и Ассирии с другой стороны, и иудеи подвергались многочисленным вторжениям, а за несколько веков до нашей эры даже начали рассеиваться между другими народами. В этих условиях религия представляла собой существенный фактор, объединяющий национальность; впрочем, эту связь было трудно установить, и она часто находилась под угрозой нарушения. История говорит нам, что культ Иеговы до того, как он победил и Иегова был признан единственным богом иудеев, должен был выдержать тяжелую борьбу с соседними богами. Даже во времена Соломона, в эпоху, когда политическая централизация ускоряла объединение церкви, знаменитый храм в Иерусалиме "приютил у себя Астарту и ее жрецов, бронзовую стрелу, излечивающую от болезней и укусов ядовитых животных. Кони и колесница Ваала въезжали торжественно в храмовые подворья, священные жрицы ткали для него шатры, где они принимали богомольцев в праздничные дни; плакальщицы оплакивали смерть Таммуза-Адониса".*

* (Мasрсrо, Histoire ancienne des peuples do I'Orient, стр. 405-406.)

Только один или два века спустя (отчасти в результате борьбы пророков против идолопоклонства) закончился процесс формирования единобожной религии, и древние иудеи стали поклоняться лишь одному своему богу, причем это поклонение принимало все более и более фанатичный характер.

В самой книге Бытия чувствуются многочисленные чужеземные влияния. Насколько можно определить их происхождение, они содержат элементы древних устных преданий: некоторых египетских,* вавилонских,** финикийских и даже персидских легенд.*** Именно эти легенды и предания страдают наиболее крупными научными ошибками. Что касается окончательной редакции, то она была сделана в V в. до н. э. жрецами из Месопотамии под непосредственным влиянием Вавилона. Эти жрецы, по-видимому, еще резче утверждали могущество бога-творца, вдохновляясь более монотеистическими вариантами легенды о сотворении мира Мардуком. Они также старались поддержать священным писанием свое законодательство. Таким путем они пришли к идее заставить бога работать шесть дней, а на седьмой отдыхать, чтобы узаконить примером самого Иеговы религиозные еженедельные обряды. Но, - и в этом Гёфер полностью прав, - составители Пятикнижия систематически игнорировали большую часть научных знаний Вавилона, так как они были в их глазах слишком тесно связаны с чужеземными религиями и особенно с магией. В частности, в эту эпоху не делали существенного различия - между астрономией и астрологией, которая была сурово осуждена пророками.

* ( В самой Библии утверждается: "Моисей был сведущ во всех науках египтян" (Деяния, VIII, 22).)

** (Текст о Мардуке, который мы цитировали выше (стр. 63 настоящей книги. - Ред.), делает очевидным ряд совпадений между вавилонскими сказаниями и библией (книгой Бытия). В этих же сказаниях упоминается о потопе и ковчеге, аналогичном ковчегу Ноя.)

*** (Эти составные части текста вводились в весьма различные эпохи, что можно легко показать на примере двух противостоящих друг другу рассказах книги Бытия, о которых мы говорили выше. Первый, начальные параграфы которого были нами проанализированы, носит название элогистического; он датируется более древней эпохой, когда творящие силы обозначались именем "Элогим" (слово, обозначающее духов или совокупность духов). Это показывает, насколько еще неопределенной была тогда идея о едином боге. Второй рассказ, который начинается в § 4 гл. II, называется ягвистическим, поскольку бог здесь выступает уже под именем "Ягве" (Иеговы). Описание в этом рассказе Земли перед сотворением растений напоминает Палестину в период лета, и можно считать правдоподобным, что этот рассказ принял свою окончательную форму уже после того, как В эти районы пришли евреи.)

Книга Бытия и современная наука

Это добровольное невежество заслуживало бы, пожалуй, улыбки, если бы оно не привело позднее к гораздо более серьезным и даже трагическим последствиям. Религии, происшедшие от иудаизма, заимствовали у последнего ее догматическую непримиримость. Она особенно проявлялась в эпоху Возрождения, когда жестокая борьба классов потрясала социальные основы существующего строя. Опираясь на авторитет книги Бытия, т. с. в конечном итоге на авторитет легенды о сотворении мира Мардуком, Конгрегация индекса запрещенных книг осудила в 1616 г. теорию Коперника, а инквизиция приговорила в 1633 г. Галилея к отречению и пожизненному заключению.

В это же время протестанты были отнюдь не менее непримиримы, чем католики, в отношении того, что касалось книги Бытия. Например, Меланхтон, друг и сподвижник Лютера, поверял своим друзьям то беспокойство, которое ему причиняли идеи Коперника:

"Следовало бы, - говорил он, - побудить власти задушить с помощью всех имеющихся в их распоряжении средств настолько вредоносную и противоречащую религии доктрину".*

* (Эти слова были приведены Фаем в его книге "Sur l'origine du monde" (стр. 22). Фай, который был явным католиком, старался таким образом преуменьшить значение процесса Галилея, показывая, что протестанты также оказались "введенными в заблуждение". Мы увидим далее, что английский ученый Джинc, бывший протестантом, упрекает католическую церковь за то, что она сожгла Джордано Бруно... Мелкие козни враждующих братьев!)

Эти осуждения тем более отвратительны, поскольку сама церковь в тот момент, когда она предпринимала идеологическое наступление на греко-романский мир, без колебания дополнила и исправила астрономические теории книги Бытия с помощью теорий Аристотеля и Птолемея. Они не настолько изгладились в памяти людей, как этого хотели бы некоторые представители католицизма.

В конце XVII в. Боссюе трактовал этот вопрос, следуя декретам Конгрегации индекса, и учил своего ученика, сына Людовика XIV, что Солнце движется вокруг Земли: "Подумайте, - говорил он, - какой стремительностью пробегает Солнце тот огромный путь, который был указан ему Провидением".

Много лет спустя в папском университете Рима продолжали официально преподавать "хорошие и здоровые" астрономические теории, приписываемые Моисею и уточненные с помощью Аристотеля и Птолемея.

Уже в наши дни в некоторых штатах США (в частности, в штате Теннеси) протестантские секты добились того, что в 1925-1926 гг. был издан закон, запрещающий преподавание теории Дарвина, как противоречащей библии. В Южной Африке законодательные собрания нескольких штатов запретили демонстрировать на своих территориях опыт Фуко (доказывающий вращение Земли), поскольку "...нечестивая теория вращения Земли находится в противоречии с библией и может служить лишь распространению атеистических и большевистских идей".

Что касается католической церкви, то она долго старалась сохранить свои непримиримые позиции. Решения библейской комиссии от 30 июня 1909 г. хотя и допускали возможность более гибкого толкования текста книги Бытия, однако, вновь подтверждали, что "Моисеев рассказ о творении историчен и обоснован объективной хронологической последовательностью реальных процессов".

Ряд второстепенных ученых, как например, Бело или аббат Моро, попытались в начале XX в. снова как можно лучше согласовать библейский текст с последними открытиями в науке. Их "теории", противоречащие часто самим себе, настолько опровергаются последними результатами, полученными астрономией, что сами служители церкви не осмеливаются их более поддерживать.

В надежде сплотить вокруг католицизма больше ученых верховный глава католической церкви в настоящее время, папа Пий XII, не поколебался 22 ноября 1951 г. в речи, произнесенной перед папской Академией, оставить защиту различных утверждений книги Бытия с целью спасти идею творения.* Он с некоторой торжественностью присоединился к теории "расширяющейся вселенной" бельгийского аббата Леметра, о чем мы будем говорить ниже. Этот полный отказ высших церковных властей от положений, поддерживавшихся в течение почти двух тысяч лет, является неслыханным явлением в истории церкви и свидетельствует о большой победе современной науки. Но, как мы вскоре увидим, борьба была лишь перенесена на другую почву; острота ее ничуть не уменьшилась.

* (Подробный разбор этой речи под названием "Папа Пий XII и наука", опубликованный в журнале "La pensee" (№ 41, 1952) приводится в Приложении. Заметим, что новая позиция папы по существу противоречит его посланию от 30 сентября 1942 г., где Пий XII еще поддерживает принцип непогрешимости библии, т. е. отсутствия ошибок в рассказах книги Бытия, а встречающиеся противоречия объясняет лишь ошибками, допущенными переписчиками следствие их невежества.)

<Предыдущая   След.>