Все о космосе

Космос. Астрономия. Вселенная. Наука

Leaf
Главная
Новости
FAQ по Астрономии
Астрословарь
Древняя астрономия
Современные теории
Метагалактика
Солнечная система
Статьи о космосе
Космонавтика
Галерея астрофото
Популярно о космосе
Карта сайта
Поиск
Обратная связь
Партнеры

Астрономия


Leaf Главная arrow Метагалактика arrow Астероиды arrow Падающие звезды



Падающие звезды PDF Напечатать Е-мейл

Явления падающих звезд давно уже исключены из области метеорологии. Астрономы разобрались теперь в них, разделили на группы, подсчитали их maximum'bi. Трудами Скиапарелли, Ньютона, Вейса и Бредихина установлена несомненная связь падающих звезд с кометами, раскрыто происхождение их от последних, вычислены и возмущения их орбит от больших планет. Теперь эти явления не имеют уже случайного характера и наблюдения их производятся астрономами систематически, по строго обдуманному плану. Астроном старается заметить начало и конец метеора и, соображаясь с соседними звездами, наносит его на карту. Если продолжить теперь назад метеоры, наблюдавшиеся в данный вечер, то окажется, что они пучками исходят из нескольких точек небольшого клочка неба, который называется площадью радиации. Это указывает нам, что мы имеем целый поток метеоров, которые несутся в пространстве по орбитам почти параллельным.

Метеоры — это выделения комет или мелкие части рассыпавшейся кометы. Они обращаются вокруг солнца по орбитам, близким к орбитам кометы-родоначальницы.

Когда земля пересекает их орбиту, она часто встречает целый рой этих малых телец, которые, быстро проносясь через нашу атмосферу, загораются вследствие трения и производят явление падающих звезд.

Отдельных потоков, наблюдающихся в различных областях неба, теперь известно тысячи.

Название потоков происходит от того созвездия, в котором находится радиант потока. Так, радиант Леонид лежит около звезды у Leonis,, Андромедид — около v Andromedae, Персеид — близ звездной кучи h и % Persei, Квадрантид — в созвездии Квадранта, которое выделена было Лоландом из созвездия Дракона между Малой Медведицей и Волопасом.

Не все потоки каждый год одинаково интенсивны. Леониды, напримерг наблюдаются только через 33 года, но зато они и являются в годы maxi-mum'oB целым звездным дождем, по свидетельству некоторых наблюдателей, до 200 000 в одном месте. Так было в 1799, 1833 и 1866 годах. Ждали их в 1899 и 1900 году, но, как оказалось, вследствие планетного притяжения путь их несколько изменился, и Земля не встретила главной массы телец — дождя не было.

Персеиды, наоборот, более разбросаны. Земля встречает их понемногу, но каждый год. Это явление гораздо слабее, чем предыдущее, и внимания большой публики оно совсем не привлекает. В самый день maximum'a за 4 часа наблюдений наберешь метеоров 60—80, не больше.

Интересен поток Андромедид. Он ведет свое происхождение от кометы Биелы.

Эта комета была периодической, с временем обращения 6V2 лет« Теперь ее больше не видят. Сначала она разделилась на две, потом совсем рассыпалась на рой маленьких телец, встречаясь с которыми, мы наблюдаем дождь падающих звезд. Явление было особенно интенсивно в 1872 и 1885 гг. Но в 1898 г., вопреки ожиданиям, никакого дождя не наблюдалось. К сожалению, и время наблюдения Биелид весьма невыгодно — Ноябрь, осенний месяц, когда везде почти небо покрыто свинцовыми тучами. В 1885 году явление пропало для многих местностей Европейской России, хотя его и поджидали. А дождь был сильный и интересный. На киевской обсерватории, по словам проф] Хандрикова, можно было насчитать до 200 метеоров в минуту, а патер Denza оценил все число метеоров в 39.000.

Переходя теперь к самым наблюдениям, мы прежде всего должны заметить, что при них не требуется никаких оптических средств, кроме глаза.

Интересно одно обстоятельство.

Чем дальше от радианта на небесном своде появляется метеор, тем путь его длиннее и сам он ярче. В этом можно убедиться в первую же ночь систематических наблюдений. Метеоры, вспыхивающие близ радианта, всегда меньше и слабее, но астрономы наблюдают по преимуществу их. Разбиваться по всему небу неудобно, да и нет нужды. При систематических наблюдениях лучше сосредоточить свое внимание на одном месте неба вблизи радианта. При этом выгодно расположиться на какой-нибудь террасе, с которой открыт вид на радиант, или в саду, вдали от освещения.

Фонарь и карту лучше поместить сзади себя.

Когда появится метеор, надо спокойно, не сводя глаз с того места, где он пролетел, рассчитать по соседним звездам его направление, потом нанести на карту, записать время и отметить особенности, если такие окажутся.

Если поток несилен, то можно йынести кресло и сесть поудобнее, чтобы не утруждать слишком шеи.

Кроме потоков, нам часто приходится наблюдать отдельные звезды — спорадические. Всякий звездный вечер случается видеть, как там или в другом месте «упадет» звездочка и часто ее нельзя связать ни с какой группой.

Относительно таких падающих звезд можно сделать только два замечания.

Число спорадических падающих звезд весной менее, чем осенью, и неодинаково в различные часы ночи. Больше их после полуночи, к утру (maximum около 3-х часов ночи).

Между большими, яркими метеорами попадаются иногда разноцветные

—  чаще с фиолетовым и зеленоватым оттенком. Окраску в блеске метеора также интересно отмечать.

Огромные метеоры, которые пролетают по небосклону в виде огненных шаров, наводя суеверный ужас на простой люд, называются болидами.

Иногда болиды исчезают с сильным треском. Часто они бывают так ярки, что обращают на себя внимание толпы даже днем. Видимый их диаметр превосходит иногда диаметр Луны. Сзади иногда тянется причудливый хвост. Если случится наблюдать какой-нибудь болид   в   двух   достаточно    отдаленных    местах    земной   поверхности,

—  а это нетрудно констатировать по времени появления болида и его особенностям, — то можно вычислить высоту, на которой он пролетел над землею. Нужно только, по возможности, точно заметить место, где появился болид и в каком он пропал. Лучше всего отнести положение болида к звездам. Если названия звезд будут неизвестны, тогда надо составить небольшой рисуночек данной части неба, и это нужно сделать тотчас же после наблюдений, лучше даже не сходя с своего места.

Нельзя, конечно, сказать, что болид появился «на аршин» выше или ниже такой-то звезды. Надо подыскать подобное же расстояние между звездами или ценить его, как часть такого расстояния, чтобы после можно было превести в градусы. Можно попытаться прямо представить расстояние в градусах, помня, что 1° равняется приблизительно двум диаметрам Луны. При этом надо считаться, впрочем, с высотой. Градус у горизонта кажется нам значительно больше, чем у зенита.

Если не найдем подходящих звезд или будет еще слишком светло, то можно воспользоваться каким-нибудь земным предметом, хорошо запомнивши относительно него положение болида'и отметивши чем-нибудь место наблюдения. После можно опять придти на то же место с теодолитом и определить наблюдавшуюся высоту непосредственно.

Вместо теодолита может служить просто транспортир, в центре которого укреплена нитка с грузом. Наводим диаметр транспортира на данное место, прицеливаясь. Тогда отклонение отвесной линии от той точки, которая обозначена числом 90°, дает искомую высоту.

Азимут  болида,  т.   е.  угловое  расстояние  от плоскости  меридиана,

можно определить по компасу.

Можно дождаться, когда на то место, вблизи которого показался болид, придет какая-нибудь звезда, и записать при этом время. Тогда высоту и азимут можно будет вычислить,

Конечно, надо отметить и время наблюдения самого болида.

Для того, чтобы оценить продолжительность явления, лучше всего попробовать считать, а потом после повторить счет при том же темпе с часами в руках.

Величину диска болида нельзя ценить линейными мерами: ни четвертями, ни футами. Его надо сравнивать с диском Луны.

Важно указать форму болида, его цвет, яркость. Если вместе с тем слышен звук, то интересно сообразить, насколько позднее болида он появился и каков его характер.

<Предыдущая   След.>