Все о космосе

Космос. Астрономия. Вселенная. Наука

Leaf
Главная
Новости
FAQ по Астрономии
Астрословарь
Древняя астрономия
Современные теории
Метагалактика
Солнечная система
Статьи о космосе
Космонавтика
Галерея астрофото
Популярно о космосе
Карта сайта
Поиск
Обратная связь
Партнеры

Астрономия


Leaf Главная arrow Новости arrow Статьи о космосе arrow Астрономия как наука



Астрономия как наука PDF Напечатать Е-мейл

Астрономия - старейшая из наук и в известном смысле прародительница всех других. Относительно простые и регулярно повторяющиеся небесные явления впервые показали людям во времена древних греков, что природа систематична и упорядочена. О важности этого урока можно заключить из того, что он является фундаментом, на котором зиждется вся наука. В течение долгого времени прогресс был чрезвычайно медленен. Потребовались века наблюдений и попыток теорий для объяснения их, прежде чем, наконец, Кеплеру удалось вывести законы, являющиеся первым приближением к описанию движения планет. Удивительно то, что несмотря на отвлечения, вызываемые неустойчивостью социального строя, имелось так много людей, находивших наивысшее удовольствие терпеливо производить трудные наблюдения, требовавшиеся для открытия законов небесных движений.

Работа Кеплера завершила предварительную эпоху в две с лишним тысячи лет, и блестящие открытия Ньютона дали начало другой эпохе. Изобретение анализа Ньютоном и Лейбницем дало впервые математический аппарат, вполне пригодный для того, чтобы подойти к таким трудным проблемам, как возмущающие действия Солнца на движение Луны или взаимные, возмущения планет. К счастью, около того же времени был изобретен телескоп, так как без его помощи было бы невозможно производить точные наблюдения, давшие числовые данные для математических теорий, с помощью которых они были испытаны. История небесной механики в течение XVIII столетия представляет собой сплошной ряд триумфов. Аналитический фундамент, заложенный Клеро, Даламбером и Эйлером, явился основанием для великолепных достижений Лагранжа и Лапласа. Их последователи в XIX столетии в общем при помощи тех же методов продвинули вперед теории движений Луны и планет до более высоких порядков приближения и сравнили их с более многочисленными и точными наблюдениями. В связи с этим особенно надо вспомнить имена Леверье, Делоне, Ганзена и Ньюкомба. В конце XIX столетия началась третья эпоха, отличающаяся новыми взглядами и новыми методами, по силе и математической строгости на много превосходящими все употребленные до сего времени. Она была открыта Гиллом в его «Researches on the Lunar Theory», но главную роль сыграли блестящие вклады Паункаре в проблему трех тел.

В настоящее время небесную механику можно рассматривать как наиболее совершенную науку и как одно из великолепнейших достижений человеческого ума. Ни одна из других наук не покоится на стольких наблюдениях, простирающихся на такое длинное время. Ни одна другая наука не может так критически проверять свои заключения и нигде теория и опыт не находятся в столь совершенном согласии. Имеются тысячи малых отклонений от движения по коническим сечениям в орбитах планет, спутников и комет, где теория и наблюдения точно согласуются, в то время как единственные необъясненные неправильности (вероятно, вследствие неизвестных сил) составляют немногие малые отклонения в движении Луны и движении перигелия орбиты Меркурия. Теория много раз обгоняла практику и указывала на существование особенностей движения, не полученных в то время из наблюдений. Совершенство теории в течение времени, покрытого опытом, дало смелость следовать за нею в прошлые времена до начала наблюдений и в будущее, когда, может быть, они прекратятся. Как телескоп дал возможность глазу человека увидеть чудеса необъятного пространства, так небесная механика открыла в пределах досягаемости его разума не меньшие чудеса соответственно необъятного времени. Поэтому неудивительно, что человек находит глубокое удовлетворение в области, где он в значительной мере освободился от ограничений как пространства, так и времени.

<Предыдущая   След.>