Вселенная в Господнем компьютере

Вселенная в Господнем компьютере

Противопоставление науки и рели­гии, практиковавшееся в совет­скую эпоху, ушло в прошлое. Теперь не в диковинку публикации, в которых рели­гиозные и научные истины сосуществу­ют вполне миролюбиво как у тех, кто об­лачен в сутану или в рясу, так и у тех, кто бережно хранит дипломы кандидата и доктора наук по специальности «филосо­фия марксизма-ленинизма». В подавля­ющем большинстве такого рода публика­ций их авторы, следуя еще Блаженному Августину (IV-V вв.) истолковывают тек­сты Библии и Евангелия как символи­ческие намеки на научные истины. Либо же для доказательства существования Бога предлагаются схемы, в которых фи­гурируют тонкие, сверхтонкие, астраль­ные и другие материи, существование которых само требует доказательств.

Но еще сорок лет назад выдающийся польский писатель и философ Станислав Лем (1921—2006) нашел другой путь: он высказал мысль о создании модели Все­ленной в компьютере (см. книгу «Summa techologia», которая издана в 1964 году в Кракове и вышла в русском переводе в Москве в 1968 г.). В этой книге писатель предположил, что человечество однажды сможет построить в компьютере модель Вселенной, в которой разовьются жизнь, разум и цивилизация. При этом С. Лем по­лагал, что конструктор такого мира при­мет меры к тому, чтобы населяющие его разумные существа не могли догадаться о своей искусственности, дабы они не чувс­твовали себя узниками модели.

Автор этой статьи, не согласившись с фантастом в том, что касается забот конструктора оградить существ, насе­ляющих искусственную Вселенную, от знания об их «ненастоящести», в то же время взял идею искусственности мира на вооружение, и, вывернув ее наизнан­ку, поставили вопрос: «А не является ли наша собственная Вселенная моделью в Компьютере?» Если Создатель не ставит рогатки на пути к обнаружению искус­ственного характера нашей Вселенной, то не исключено, что соответствующие доказательства найти можно.

Image 

Так появились семь аргументов, ко­торые «льют воду на мельницу» идеи об искусственности нашей Вселенной.

Два из них касаются вопроса о дели­мости материи, пространства, времени и движения.

Компьютеры работают в дискретном режиме и информация в них представлена дискретно, в отдельных ячейках памя­ти. Следовательно, континуальность пространства, времени, материи и движе­ния говорили бы против нашей гипотезы, а дискретность — за. Память и скорость работы компьютеров ограничены, а пото­му бесконечности в компьютерах непредставимы. Поэтому, если бы материя, пространство, время и движение были де­лимы бесконечно, «компьютерная гипо­теза» не имела бы смысла, но если только до определенного предела — это была бы гирька на чашу весов в пользу того, что наша Вселенная — модель в Компьютере.

Что касается дискретности материи, то все очевидно: она не «размазана» по про­странству равномерно, а сконцентрирова­на в виде тел, атомов, нуклонов, электро­нов, кварков, глюонов… Физические по­ля, которые во многих теориях считаются непрерывными в противовес частицам, при более детальном рассмотрении тоже оказываются квантованными.

А как обстоят дела с пределами дели­мости материи, пространства, времени и движения? Древние греки Левкипп и Демокрит говорили, что существуют недели­мые атомы. Атом разделили. Но разве наш атом — это тот атом, который имели в виду древние философы? И не существует ли то, что можно было бы назвать, тран­слитерируя побуквенно с греческого, «ато-мосом», который абсолютно неделим?

В 1899 году Макс Планк в выступле­ниях на заседании Академии наук в Берлине, а потом — на заседании Об­щества испытателей природы в Мюнхе­не выдвинул идею о фундаментальной длине и фундаментальном промежутке времени и рассчитал их величины, ко­торые оказались равными, соответс­твенно, =1,6-10 35 м и =5,4-10″44 с. Эти величины (так же, как и некото­рые другие, например величина макси­мальной температуры) называются те­перь планковскими и считаются пре­дельными для нашего Мира, то есть пространство и время имеют минималь­ные порции; ход времени и перемещение в пространстве не непрерывны, а скачко­образны. Время идет прыжками от мо­мента к моменту, между которыми ника­кого времени не существует, не сущес­твует даже самого этого «между». Насколько малы эти прыжки, можно составить себе представление из следую­щих рассуждений (см., напр.: Розенталь И.Л. Вселенная и частицы. — М.: Зна­ние — 1990. — 64 С). Если поставить на бумаге «точку» (диаметром примерно 0,1 мм = 10 м), то эта «точка» будет в 10     раз меньше диаметра Вселенной (диаметр Вселенной — порядка 1026 м). Если же теперь Вселенную уменьшить до размера «точки» и во столько же раз уменьшить «точку», то она еще будет в 10 раз больше планковской длины.

Да что там «точка»! Даже диаметр прото­на (101 м) в 1019 (единицас 19 нулями!) раз больший, чем планковская длина. То есть протон — это огромнейшее образование, которое состоит из 10°’ (десять в пятьде­сят седьмой степени!) планковских ячеек.

А теперь вернемся к атомам Левкип-па и Демокрита (к «атомосам»). Они не­делимы. Ведь принципиально нельзя разделить то, что имеет наименьшую длину 1,6×10 ° м.

Итак, Материя, пространство, время и движение не непрерывны (контину­альны), а квантованы (дискретны, порционны).

Материя, пространство, время и движение делимы не до бесконечности, а имеют пределы делимости.

И именно эти, а не противополож­ные свойства можно запрограммиро­вать в компьютере.

А как обстоит дело со скоростью дви­жения?

До середины XIX ст. в физике происхо­дили споры между сторонниками так на­зываемого «дальнодействия» и «близкодействия». Дальнодействие состоит в мгновенной (без посредников, через пусто­ту) передаче воздействия (например, гравитационного или электрического) одного тела на другое, как бы далеко эти тела ни были расположены друг от друга, то есть принцип дальнодействия признает сущес­твование бесконечно большой скорости. Сторонники же «близкодействия» полага­ли, что тела взаимодействуют только с ко­нечными скоростями и при непосредс­твенном контакте либо же через физичес­кие поля (гравитационное, электромаг­нитное и пр.) — через посредников, кото­рые, в конечном итоге, тоже взаимодейс­твуют непосредственно с телом, их излу­чающим, и с телом, их поглощающим.

Сторонниками дальнодействия были выдающиеся ученые, в частности, Ампер и Кулон. И только Фарадей твердо встал на позицию близкодействия, а оконча­тельно закрепил эту позицию Максвел, создав в середине XIX века математичес­ки совершенную теорию электромагнит­ного поля, в которой доказал конечность скорости передачи взаимодействия.

Бесконечности — в том числе и беско­нечные скорости — запрограммировать в компьютере невозможно, потому побе­да сторонников «близкодействия» означает прибавление еще одной гирьки на чашу весов в пользу искусственного происхождения нашей Вселенной.

Но есть и еще более жесткие условия для того, чтобы Вселенную можно было запрограммировать в Компьютере. Среди конечных скоростей должна быть наи­большая — такая, быстрее которой дви­гаться невозможно. Из-за конечности па­мяти компьютера в нем можно запро­граммировать только конечное количес­тво скоростей. А среди конечного коли­чества конечных чисел должно быть наи­большее. Можно говорить даже о сущес­твовании одной единственной скорости. Это — принцип изотахии, введенный в обиход древнегреческим философом Эпи­куром. Согласно этому принципу, все атомосы имеют одну и ту же по величине скорость, но направление ее меняется при столкновениях, и потому итоговая скорость тела, состоящего из этих час­тиц, может быть как угодно малой.

Так вот, в нашей Вселенной наи­большая (не превышаемая никакой другой) конечная скорость есть. Это — скорость света, с =» 300 000 км/с (точ­нее: с = 299792458 м/с в вакууме).

Итак:

Не существует бесконечно боль­шой скорости; все скорости конечны.

Среди конечных скоростей сущее твует самая большая, то есть такая, выше которой скоростей нет.

Оба эти свойства (в отличие от про­тивоположных) согласуются с гипоте­зой об искусственности Вселенной.

Четыре изложенных выше аргумента можно назвать физическими — они еще не затрагивают Вселенную как целое. Три следующих аргумента имеют космо­логический характер. Они касаются раз­меров, границ и поведения Вселенной.

До начала XX столетия Вселенная считалась бесконечной. «Открылась без­дна, звезд полна; Звездам числа нет, без­дне дна», — поэтически выразил в сере­дине XVIII века М.В.Ломоносов обще­принятый тогда взгляд. Признание ко­нечности Вселенной породило бы казав­шуюся тогда неразрешимой проблему границы Вселенной: если граница есть, то что за той границей? Если что-то есть, то это не граница Вселенной, а если ниче­го нет, то как с ничем можно граничить?

Но это — псевдопроблема, она не воз­никает, если не отождествлять понятия «конечность» и «ограниченность».

Первый, кто пошел именно по такому пути, был Альберт Эйнштейн. В 1917 го­ду он создал гипотетическую модель, в которой Вселенная конечная, но неогра­ниченная: эта Вселенная помещается в искривленном, неевклидовом пространстве, которое представляет собой трехмер­ную поверхность четырехмерного шара. Вслед за моделью Эйнштейна (она ква­зистационарная) появились модели В. Де Ситтера (Willem de Sitter), А.А.Фридма­на, католического священника Ж. Ле-метра (Georges Lemaitre), в которых Все­ленная уже расширялась (либо сжима­лась, в зависимости от параметров); та­кие модели продолжают создаваться и те­перь. Сторонники конечности Вселенной считают, что ее диаметр порядка 1,53х1026 м (расстояние до горизонта Все­ленной 13,7 млрд. световых лет).

Опять-таки, вспомним, что в компью­терах бесконечности непредставимы, так как память компьютеров ограниче­на. А потому конечность Вселенной — еще одна альтернатива в дилемме «бес­конечность или конечность», которая согласуется с гипотезой о том, что наша Вселенная — модель в Компьютере.

Чтобы не было границы у Вселенной, которая существует «сама по себе», а не смоделирована в компьютере, необходи­мо, чтобы пространство было неевкли­довым. Однако же кривизну пространс­тва до сих пор обнаружить не удалось.

Если же Вселенная является моделью в Компьютере, то Программу можно со­ставить так, чтобы ни на одном из тактов ни один фрагмент материи при правилах функционирования Программы (законах физики — с точки зрения обитателей модельного мира) не требовалось перемес­тить в ячейку пространства, которой нет. Проблема границы с «ничто» могла бы в случае такой программы возникнуть толь­ко при наличии ошибки в программе — ошибки, при которой на некотором вре­менном шаге фрагмент материи «выпи­сывается» из существующей ячейки пространства и «переписывается» в несуществующую, т.е. попросту никуда не пе­реписывается, — это «чудо исчезновения материи». В случае безошибочной про­граммы «чуда» не произойдет: Вселенная в Компьютере может быть одновременно конечной, евклидовой и безграничной.

Но для этого недостаточно отсутствия бесконечной скорости и наличия верхнего предела среди конечных скоростей. В ста­ционарной Вселенной при наличии беско­нечной скорости «чудо исчезновения мате­рии» происходит уже на первом такте рабо­ты модели (I), при отсутствии бесконечной скорости «чудо» все равно произойдет, хотя и не сразу (II). Чтобы избежать «чуда», не­обходимо еще расширение Вселенной: вве­дение все новых и новых ячеек пространс­тва по периферии Вселенной (III).

Такова и есть наша Вселенная (как видно, Бог не любит чудес) — в 1929-1931 гг. Эдвин Хаббл опубликовал результаты своих астрономических наблюдений: га­лактики разбегаются. Вселенная расши­ряется! Разбегание галактик — еще один аргумент в пользу того, что Вселенная — модель в Компьютере.

Заметим, что между разбеганием га­лактик и расширением Вселенной нет полного тождества. Если материя поме­щена в некоторой части пространства, то до определенного шага времени про­странство можно не наращивать — пока рассеивание материи будет происходить, не требуя новых ячеек. В этом случае раз-бегание галактик (разлетание материи) происходит без расширения Вселенной, то есть без добавления новых ячеек прос­транства. Расширение Вселенной (расширение в прямом смысле слова) начнется с того момента, когда начнут добавляться новые ячейки пространства. Отсюда сле­дует: чтобы избежать противоречий в Программе, необходимо при каждом шаге времени добавлять по обводу пространс­тва один слой новых ячеек пространства. Расширение Вселенной (не вполне тож­дественное разбеганию галактик!) должно происходить со скоростью света.

Итак,

Вселенная конечна.

Вселенная безгранична.

Вселенная расширяется. Именно такое сочетание свойств

Вселенной дает возможность запро­граммировать ее в Компьютере.

     А как же быть с теориями, согласно ко­торым Вселенная может не только расши­ряться, но и сжиматься (тогда галактики «сбегались» бы)? Да пусть себе сжимает­ся! Но при этом пусть… «расширяется»! Процесс должен быть двойным: сжатие (изъятие ячеек пространства) — внутри пространства, расширение (добавление новых ячеек) — по периферии. Если при­бавляться будет больше ячеек, чем изы­маться, Вселенная суммарно будет рас­ширяться, если наоборот — будет сжи­маться. (Вопрос о добавлении ячеек про­странства не только по периферии, ради краткости, не рассматриваем.)

Подводя общий итог, приходим к выводу: во всех семи рассмотренных альтернативах реализуется тот из двух противоположных вариантов, который не противоречит гипотезе об искус­ственности нашей Вселенной.

Так существует ли наша Вселенная, если она — всего лишь модель? Конеч­но, существует! Но в компьютерной «коробочке»у Бога.

В заключение публикации коснемся вопросов о тактовой частоте Господнего Компьютера и о Начале и Конце Мира.

О свойствах Господнего Компьютера узнать мы можем немного, не больше, чем существа, которых смоделировали бы мы — о нашем компьютере. (Дополни­тельная информация может быть получе­на только путем, который религии назы­вают «Божественным Откровением»; это­го вопроса мы здесь касаться не будем.)

И все-таки кое-что мы знаем.

Например, о мощности Компьютера можно сказать без расчетов: она огромна.

Можно, кроме того, оценить нижнюю границу тактовой частоты Компьютера. Если 5,4×10 -44 с — это и есть длитель­ность одного такта (точнее: промежуток между двумя соседними тактовыми им­пульсами), то значение, обратное дан­ной величине и есть частота Компьюте­ра, т.е. =1,85×10 43   тактов в секунду .

Но, возможно, эта оценка занижена. Она может быть близкой к истине только в том случае, если Компьютер работает полностью в режиме параллельных вычисле­ний, то есть если все расчеты для каждого шага в работе Модели, осуществляются за один такт работы, без каких-либо последо­вательных расчетов. Однако не исключе­но, что в действительности один времен­ной шаг в нашей Вселенной — то есть рас­чет состояния Вселенной для последующе­го момента по его состоянию в настоящий момент — требует последовательных (и, возможно, в большом количестве) вычислений, которые выполняются более чем за один такт работы Компьютера. И, кроме того, количество тактов от хода к ходу, от итерации к итерации, может быть разным в зависимости от состояния Вселенной в со­ответствующие моменты вре­мени — например, оно зависит от количества ячеек прос­транства, которые в данный момент определяют размер Вселенной, или от правил пе­рехода (законов Природы — с нашей, внутренней относи­тельно Вселенной, точки зре­ния), которые действуют при том или ином, разном для разных моментов, состоянии материи.

Таким образом, можно считать, что частота Господ­него Компьютера превыша­ет 1,85х104 тактов в секун­ду (имеется в виду секунда нашего времени), а числен­ное отношение длительнос­тей в Господнем Компьюте­ре (назовем эту длительность Истинным Временем) и в нашей Вселенной (назовем эту длительность нашим временем) не яв­ляется константой.

Что касается Начала, то современные теории являются вариантами теории Большого Взрыва. Одни из них кладут На­чало в единственную точку, в которой плотность материи была бы бесконечно ве­лика; так получается математически, но из-за того, что математическое описание эволюции Вселенной, вероятно, отклоня­ется от физической реальности вблизи Начала — это та зона времени, в которой теория не срабатывает. Согласно другим теориям, Вселенная началась с элемен­тарной ячейки пространства с объемом »4,1х10-105 м3. Гипотеза красивая, нотогда можно рассчитать, что в ячейке помещает­ся не больше чем =2,2х10 -5г материи, что на 60 порядков меньше, чем в современной Вселенной. Чтобы спасти гипотезу, допус­кают, что 2,2×10 -5 г — это масса Вселенной для внешнего наблюдателя, а для внутрен­него она в 1060 раз большая; или постули­руют возникновение новых порций мате­рии в процессе течения времени.

Не исключено, что количество мате­рии в Начале было таким же, как и те­перь, а Вселенная никогда не была сконцентрирована в одной элементарной ячейке пространства. Вселенная, запрог­раммированная как клеточный автомат, представляла собой мозаику пустых и за­полненных материей ячеек пространс­тва. Путь развития Вселенной зависит от начального распределения этих ячеек и от правил «Игры», то есть (с нашей, внут­ренней точки зрения) от законов физики.

Вероятно, Тот, Кто запрограммировал Компьютер, проводит серию эксперимен­тов, меняя правила игры и — при одних и тех же правилах — меняя количество и распределение пустых и заполненных ячеек пространства в Начале. Если это так, то серия для человеческого разума не­обозримо велика, ведь вероятность имен­но такого, как в нашей Вселенной, сочетания параметров почти нулевая, 10″100.

Тепер о Конце. Если плотность вещес­тва во Вселенной ниже критической, то расширение будет «вечным». Но вечна ли эта «вечность»? Вряд ли. Ведь Тот, Кто Запрограммировал Компьютер, сделал это, по всей видимости, с какой-то целью. И когда эта цель будет достигнута, насту­пит «Конец Света». Это будет вовсе не тот Армагеддон, которым пугают нас время от времени. Здесь не уместна и аналогия с индивидуальной смертью, которая за­частую представляет собой длительный и мучительный процесс. В случае со Все­ленной после некоторого временного ша­га следующий шаг не рассчитывается; он просто не наступит, вот и все. Конец.

Image 

Так ли это? Так. Но есть одно «но». У Господа нет Компьютера, т.к. Бог бесконе­чен — и Компьютеру уже некуда поместиться. Неужели приведенные выше рас­суждения из-за этого гибнут? Отнюдь нет. Вспомним о часто используемых аналоги­ях между работой компьютера и человечес­кого мозга. От этого один шаг до аналогии между образом в человеческом мозгу — и образом в Божественном Сознании. Автор склоняется к мысли, что именно так и есть в действительности. При этом все приве­денные выше аргументы сохраняют силу.

В свете этих рассуждений и материалис­ты и идеалисты неправы. Идеалисты счита­ют, что Мир материален, а Бог — нет; мате­риалисты считают, что Мир материален, а Бога нет. Но если Мир — только образ в Со­знании Бога, то материальнее всего Бог, а Мир только кажется материальным его оби­тателям, и еще менее материальны образы в сознании обитателей искусственного ми­ра или в созданных ими компьютерах…

Юрий Шинкарюк. г. Киев

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о космосе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: