Испытатели шаттла

Американские многоразовые корабли сегодня переживают нелегкие времена… После трагической катастрофы шаттла Columbia стало модным называть их «ошибкой и поражением» США. Так это или нет — тема обширной дискуссии с привлечением технических, политических и экономических аргументов, но нельзя не признать, что за двадцать с лишним лет эксплуатации «челноки» стали замечательной платформой для осуществления неисчислимого количества технических и научных экспериментов. Сколько интереснейших миссий выполнено на шаттлах, сколько ученых на них слетало в космос, сколько сделано для науки! Давайте же вспомним тех, кто проложил дорогу на орбиту этим замечательным кораблям.

Испытатели шаттла

Первые 4 экипажа для испыта­тельных полетов на шаттле бы­ли назначены 16 марта 1978 г., на сле­дующий день об этом объявили в прес­се. В экипаж для самого первого поле­та вошли Джон Янг (John Young) — командир и Роберт Криппен (Robert Crippen) — пилот. Дублирующий эки­паж составили Джо Энгл и Ричард Трули (Joe Engle, Richard Truly). Вы­полнить первый полет намечали вес­ной 1979 г.

Разумеется, Джон Янг был «топ-астронавтом» США, и поэтому кон­курентов на командирское место в новом крылатом корабле у него не было. Самой важной персоной при назначении экипажей является шеф Отдела астронавтов, и именно тут у Янга было меньше всего проблем. Джон шутил, что видит шефа астро­навтов всякий раз, когда бреется пе­ред зеркалом в ванной — он сам и был руководителем Отдела. (Эта дол­жность аналогична командиру отря­да космонавтов в СССР и РФ.) Но, ра­зумеется, дело не в этом — просто не было, пожалуй, в NASA астронавта заслужённее и преданнее своей про­фессии.

Image 

Джон Янг был одним из девяти аст­ронавтов второго набора, зачислен­ных в отряд в сентябре 1962 г. Из сво­его набора он полетел первым. Ему вместе с Гасом Гриссомом (Virgil Ivan Grissom) доверили испытать в полете новый двухместный космический ко­рабль Gemini-З. Пятичасовой полет, состоявшийся 23 марта 1965 г., воз­можно, более всего запомнился пре­словутым «сэндвичевым инцидентом». Янг без разрешения пронес на борт в кармане скафандра сэндвич с говяди­ной и на орбите предложил изумлен­ному  командиру  подкрепиться.   За три витка астронавты съели половину сэндвича.

За внешне безобидной выходкой стояла определенная опасность: крошки хлеба, разлетевшись в невесо­мости, могли попасть в легкие астро­навтов и в бортовую аппаратуру. По­этому Янгу было сделано серьезное внушение. Более того, шум вокруг «контрабанды» достиг Конгресса, где законодатели были возмущены: «Если NASA не способно проконтролировать двух астронавтов, как оно собирается контролировать расходование пяти миллиардов бюджетных денег?» Пришлось администратору NASA Джеймсу Уэббу (James Edwin Webb) пообещать конгрессменам, что ничего подобного не повторится. А если от­влечься от истории с сэндвичем, то астронавты впервые в истории пило­тируемой космонавтики испытали двигатели ориентации и провели кор­рекцию орбиты.

Второй раз Янг полетел на Gemini-10 в июле 1966 г. В этом полете он и Майкл Коллинз (Michael Collins) сты­ковались с ракетой-мишенью Agena-10 и сближались с ракетой Agena-8. Кол­линз дважды выходил в открытый космос.

В третьем полете Янг попал в не­обычную «субординационную ситуа­цию»: побывав уже командиром ко­рабля, в экипаже Аро11о-10 он стал подчиненным! В качестве пилота ко­мандного модуля он, оставаясь в оди­ночестве на лунной орбите, ждал сво­их коллег — Тома Стаффорда и Юд­жина Сернана (Thomas Stafford, Euge­ne Cernan), пока они снижались над поверхностью Селены, испытывая лунный посадочный модуль. Это была генеральная репетиция высадки на Луну.

В мае 1969 г. Янг только кружил вокруг Луны, но 21 апреля 1972 г. он сам ступил на ее поверхность, поса­див спускаемый модуль Orion в хол­мистом районе на равнине Декарта. Уже тогда обозначилось  «шаттловское будущее» Янга: Конгресс США одобрил программу создания Space Shuttle в тот момент, когда он шагал по Луне и позировал для самого па­мятного лунного фото, салютуя аме­риканскому флагу. Кэпком Тони Ингленд (Anthony England) — оператор связи и будущий астронавт — радиро­вал с Земли: «Кажется, у нас есть удачный момент для кое-каких хоро­ших новостей…». Янг ответил: «О’кей», и Ингленд передал: «В Пала­те представителей вчера прошел кос­мический бюджет, 277 голосов против 60-ти, включая голосование за Space Shuttle«. Янг с Чарли Дьюком (Char­les Duke) хором ответили с Луны: «Прекрасно! Чудесно!».

Своим пилотом Янг выбрал Робер­та Криппена, который, формально говоря, был новичком, поскольку в космос до того не летал. Перед тем, как стать астронавтом, он был ото­бран для полетов на пилотируемую ор­битальную лабораторию ВВС (MOL). Орбитальную станцию MOL планиро­валось построить на основе корабля Gemini и использовать в качестве во­енного наблюдательного поста на ор­бите. Программа создания MOL была отменена из-за «важных военных приоритетов» (читай — войны во Вьетнаме), а также потому, что выяс­нилось:   автоматические   спутники Key Hole («замочная скважина») мо­гут превосходно работать без экипа­жа. После отмены MOL большинство военных астронавтов было переведе­но в NASA.

Достаточно интересны также судьбы астронавтов запасного экипажа.

До поступления в отряд астронавтов в 1966 г. Джо Энгл был летчиком-испы­тателем сверхскоростного ракетного са­молета Х-15. Он получил нагрудные «Крылья астронавта ВВС» за полеты на высоту более 50 миль (80 км). Став аст­ронавтом NASA, Энгл дублировал пи­лота лунного модуля Аро11о-14, а потом его назначили основным пилотом лун­ного модуля на Аро11о-17. Однако ему не повезло: седьмую экспедицию на Лу­ну (Аро11о-18), в которой должен был участвововать геолог Гаррисон Шмитт (Harrison Schmitt), отменили из-за бюд­жетных ограничений. Но послать уче­ного на Луну было совершенно необхо­димо, и Энгла заменили Шмиттом в экипаже Аро11о-17.

Джо Энгл был «выбит из седла» и воспринял это тяжело, но, к своей чес­ти, не вынес обиду на публику. Перед ним стоял непростой выбор: либо место на Apollo, летящем на стыковку с «Со­юзом», либо участие в новаторской ра­боте над созданием будущего космо-плана — Space Shuttle — с перспекти­вой через несколько лет на нем поле­теть. Энгл выбрал второе и стал летчи­ком-испытателем NASA.

В 1977 г. Джо Энгл и Ричард Трули выполнили несколько испытатель­ных полетов на самолете Enterprise — прототипе шаттла для атмосферных испытаний. Энгл был единственным в   истории   астронавтом-новичком, назначенным командиром шаттла (если у кого повернется язык назвать «новичком» человека, летавшего на Х-15).

Дик Трули прошел тот же путь, что и Боб Криппен — в NASA он попал из программы MOL. Трули был кэпкомом, давшим добро на стыковку Apollo с «Союзом». Прототипу шаттла, кото­рый он испытывал, дали имя в честь звездолета из фантастического сериала Star Track («Звездный путь»), но для Трули в этом названии было много лич­ного — с авианосца Enterprise он ле­тал, будучи пилотом реактивного па­лубного самолета.

Первый полет космоплана Colum­bia (он обозначался вначале OFT-1, потом ему дали привычное обозначе­ние STS-1) планировался на 1979 г., но, в конечном итоге, из-за различ­ных проблем срок запуска «сполз» на апрель 1981 г.

Как повелось в NASA, экипаж Ge­mini и Apollo имел каждый свою эмб­лему. Однако вначале не предполага­лось, что и экипажи шаттла будут но­сить собственные нашивки. Ведь на за­ре создания флота многоразовых ко­раблей планировалось, что последние будут летать каждые две недели, и аст­ронавтам уж точно будет не до эмблем. На этот случай была разработана тре­угольная нашивка общего типа с до­вольно неуклюжим изображением «шаттла», каким он виделся в «дополетную эпоху» — с белым внешним ба­ком и весьма приблизительными обво­дами.

Однако Янг, заупрямившись, по­желал иметь личную нашивку. Его упорство сработало — штатный художник-косминист NASA, знамени­тый Боб Мак Колл (Robert McCall), автор множества экипажных эмблем, разработал «пэтч» STS-1, изображаю­щий стартующий шаттл со шлейфом пламени. Так не пресеклась тради­ция космических эмблем — благодаря настойчивости и романтизму Янга. Мало того, буквально за неделю до полета он стал требовать, чтобы американский флаг, нашитый на его и Криппена скафандры, увеличили в размерах. В НАСА существовал стандарт, в соответствии с которым «в целях соблюдения баланса, раз­меры эмблемы флага должны соот­ветствовать размерам эмблемы поле­та, нашитой на костюм астронавта». Но отбиться от Янга инструкцией не удалось. «Соединенные Штаты боль­ше, чем программа полета», — зая­вил он, и с ним вынуждены были согласиться.

Запуск первого «челнока» неодно­кратно откладывался, экипаж STS-1 тренировался около четырех лет вмес­то двух, запланированных вначале. Они шутили, что скоро вместо «Янг» и «Криппен» их станут называть «Олд» и «Крипплд» («Старый и Покалечен­ный»).

За 105 дней до запуска, 29 декаб­ря 1980 г., черно-белая Columbia, прикрепленная к гигантскому бело­снежному баку, медленно и торжес­твенно была вывезена на стартовую площадку 39А, с которой до того стартовали лунные ракеты. 47-мет­ровый бак для горючего и окислите­ля только в первом и втором полетах был выкрашен в белый цвет. Потом конструкторы поняли, что одноразо­вому баку «белизна» совершенно не обязательна, и перестали красить его совсем, увеличив грузоподъемность на 270 килограммов — столько веси­ла краска.

Янг, прилетев на мыс Канаверал, сказал репортерам, что раньше всег­да приезжал на космодром с мини­мальным запасом белья, и после мно­гочисленных переносов старта всегда оказывался без чистой рубашки. «Но теперь все будет по-другому. Я при­вез с собой белья на целый месяц… чтобы хватило до старта в пятницу!» И Джону удалось обмануть судьбу — старт был отложен всего один раз. В пятницу, 10 апреля, выявились не­поладки в запасном компьютере, и астронавты вернулись из корабля об­ратно в гостиницу.

Columbia стартовала в воскресенье, 12 апреля 1981 г., ровно в 8 часов ут­ра. (В СССР в этот день отмечали 20-летие полета Ю.Гагарина). До полета командиру часто напоминали, что при старте шаттл будет заправлен 6-7 тысячами фунтов топлива для основ­ного двигателя. На это Янг однажды заметил: «Ну конечно, совсем не хоте­лось бы оказаться без бензина на пол­пути».

Во время старта пульс у новичка Криппена подскочил до 135 ударов в минуту, а у опытного Янга — только до 85. Многие посчитали, что на видевше­го все и вся Джона взлет не произвел особого впечатления, но позже он шут­ливо признался: «Нет, ребята, вы не по­няли. Я тоже был в восторге, но быстрее не получилось».

Шаттл — сложнейший летатель­ный аппарат из когда-либо созданных человеком, и впервые в истории но­вый космический корабль отправлял­ся с экипажем без предварительных беспилотных проверочных запусков. Такова была принципиальная пози­ция NASA и уверенность в надежнос­ти «челнока».

Первый из кораблей типа Space Shuttle продемонстрировал во время пребывания на орбите практически полную безупречность работы всех своих систем. Астронавты в течение всего полета, проходившего на высо­те 240-275 км, проверяли надежность дверей грузового отсека, бортовые компьютеры, показания приборов, ракетные двигатели системы орби­тального маневрирования и т.д. Семь с половиной часов они проспали и ос­тались очень довольны отдыхом в просторной кабине.

Через 51 час 45 минут после старта створки дверей грузового отсека были закрыты. Вскоре после этого пилоты развернули корабль хвостом вперед, и через 20 минут над Индийским океа­ном его основные двигатели включи­лись, проработав две с половиной ми­нуты на торможение. На высоте 120 км при скорости в 24 М (29 тыс. км/ч) дельтакрылый корабль вошел в ат­мосферу.

Image 

Покрыв за 32 минуты более 7000 км, Columbia после 55-часового пребыва­ния в космосе спланировала на посад­ку, подобно самолету, со скоростью 340 км/ч. Янг идеально точно посадил 89-тонный аппарат на поверхность со­леного озера в районе военно-воздуш­ной базы Эдварде (точнее — на терри­тории Летно-испытательного центра им. Х.Драйдена), неподалеку от Лос-Анджелеса, штат Калифорния. За вре­мя полета корабль сделал 37 витков вокруг Земли, пролетев более миллио­на миль.

После полета Янга спросили, какая посадка показалось ему более мягкой: его четыре приводнения или приземле­ние на колеса? Он ответил: «Посадка на землю намного мягче, чем привод­нение — и при этом не нужно куда-то плыть».

После STS-1 Джон продолжал ра­ботать в качестве шефа Отдела астро­навтов. Он совершил свой шестой по­лет на том же шаттле в 1983 г. по программе миссии STS-9. В этом по­лете на корабле впервые была уста­новлена научная лаборатория Spacelab, и вместе с американцами на ор­бите работал физик из ФРГ Ульф Мербольд (Ulf Merbold). Янг слетал бы и в седьмой раз, он уже трениро­вался с экипажем Atlantis, готовясь вывести на орбиту космический телескоп Hubble. Но 28 января 1986 г. взорвался Challenger, и полет был от­ложен.

После катастрофы Янг, как ко­мандир отряда астронавтов, поте­рявший своих людей, повел себя так, как подсказывала совесть. Он подверг руководство агентства бес­прецедентной критике. «Постоянное стремление во что бы то ни стало вы­держивать напряженный график по­летов, увеличить число запусков постоянно вступало в противоречие с соображениями безопасности», — писал он, анализируя предыдущие полеты. Его нелицеприятные выска­зывания попали в прессу, и менед­жеры NASA затаили обиду. В 1990 г. кораблем Atlantis, с которого был запущен Hubble, командовал не Янг, а Лорен Шрайвер (Loren Shriver). Вскоре Янг потерял и свой пост ше­фа Отдела астронавтов, но из NASA не ушел — страсть к полетам переси­лила!

Как это ни невероятно, Янг сохра­нял летный статус до своего послед­него дня в NASA. Когда агентство ре­шило послать в полет 77-летнего Джона Гленна для проведения геронтологических исследований, многие спрашивали, есть ли у Янга шанс по­лететь тоже. На это у тогдашнего ад­министратора NASA Дэна Толдина (Daniel Saul Goldin) всегда был наго­тове ответ: «Сюзи Янг просто убьет меня, если я когда-либо позволю наз­начить Джона в экипаж!» Боб Криппен после STS-1 был на­значен в STS-7 (Challenger), став пер­вым астронавтом, совершившим два полета на шаттле. В 1984 г. он в тече­ние полугода дважды побывал на ор­бите: исследовалось, насколько быс­тро может восстановиться астронавт между полетами. В свое время Криппен по программе военно-космичес­кой станции MOL готовился старто­вать с базы Ванденберг в Калифор­нии. После отмены MOL эта старто­вая площадка была переделана для шаттлов. Криппен возглавил экипаж миссии Discovery для сверхсекретно­го полета с космодрома Ванденберг (ровно через 20 лет после отбора в программу), но планы использова­ния этой базы рухнули после катас­трофы Challenger. Криппен стал ме­неджером шаттла в Космическом центре Кеннеди во Флориде, а потом и директором Центра. Позже он ушел из NASA, чтобы стать президентом компании Thiokol, изготовляющей твердотопливные ускорители для шаттлов.

Image 

После STS-1 экипаж дублеров, Джо Энгл и Дик Трули, совершил второй полет на шаттле Columbia, STS-2, продолжительностью более двух суток.

После этого полета Энгл 9 месяцев работал менеджером в штаб-кварти­ре NASA. Он вернулся к активному статусу для командования миссией 511, в которой было запущено три спутника, и еще один — отремонти­рован на орбите.

Энгл уволился из ВВС и NASA в 1986 г., потому что оставаться в ак­тивном статусе становилось невы­годно с финансовой точки зрения. Ему присвоили звание бригадного генерала Резерва ВВС. Он стал ме­неджером маленького офиса в Кос­мическом Центре Джонсона, кото­рый помогал ученым из военных ор­ганизаций организовывать экспери­менты на шаттлах. В офисе было только три человека без всяких сек­ретарш, так что Энгл сам отвечал на телефонные звонки и принимал со­общения. Его сослуживец, подпол­ковник Джим Мак Лерой (Jim McLerоу) шутил, что он единственный подполковник в ВВС, имеющий бригадного генерала в качестве сек­ретаря!

Дик Трули после STS-2 участвовал в миссии STS-8, в ходе которой Chal­lenger первым из шаттлов взлетал и садился ночью. Он покинул NASA, став главой Космического командо­вания ВМС, где отвечал за все косми­ческое во флоте — спутники, науку и наземные центры — и дослужился до вице-адмирала. В 1986 г. Трули, как опытного администратора, пригласи­ли на пост директора NASA (впервые на этой должности оказался экс-ас­тронавт).

Дольше всех из четверки в строю оставался неутомимый Джон Янг. Он ушел из NASA в декабре 2004 г. в возрасте 74-х лет. 42 года пробыл он в отряде астронавтов — это непре­взойденный мировой рекорд! Неда­ром про Янга говорили: «Джон был, есть и всегда будет астронавтом». Украинский космонавт Ярослав Пустовой рассказывал автору этих строк, что Янг ориентируется в шат­тле вслепую, и когда он тренировал­ся в нем в конце 1990-х гг., то мно­гие молодые астронавты с удовольс­твием приходили посмотреть и по­учиться у Мастера. На предложение написать мемуары Янг как-то отве­тил: «Что вы, я слишком молод для этого».

…11 ноября 2001 г. на торжес­твенной церемонии, состоявшейся на мысе Канаверал, имена Роберта Криппена, Джо Энгла и Ричарда Тру­ли были занесены на скрижали «За­ла славы астронавтов» США. Впер­вые к списку из 44-х самых прослав­ленных покорителей космоса добави­лись астронавты, летавшие на много­разовом корабле. Джон Янг был «прописан» в «Зале славы» еще в 1993 г.

 

Леон Розенблюм

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о космосе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: