Восьмой запуск «Днепра»: Страница 2

Оглавление статей
Восьмой запуск «Днепра»
Страница 2
Страница 3

Страница 2 из 3

 

Байконур, конец марта

Наш Як-40, вылетевший из Днеп­ропетровска, через два с половиной часа приземлился на промежуточ­ном аэродроме в Астрахани. После дозаправки топливом и еще через два с половиной часа полета мы при­землились в аэропорту «Юбилей­ный» космодрома Байконур. Настро­ение было тревожное. Еще до приле­та нам стало известно, что при кон­трольной проверке ракеты «Днепр» с пристыкованной к ней КГЧ (косми­ческой головной частью) было обна­ружено отклонение от нормы — на­личие электрического потенциала на корпусе носителя.

На 109-ю площадку, где находится ракетная шахта, отправились замес­тители генерального директора НКАУ Валерий Комаров и Сергей Баулин, генеральный конструктор — генеральный директор ГКБ «Юж­ное» Станислав Конюхов, другие специалисты, прибывшие на Байко­нур. В их числе — Станислав Ус, в прежние годы — главный конструк­тор межконтинентальных баллисти­ческих ракет РС-20, а в настоящее время — главный конструктор нап­равления «Днепр». После докладов генконструктору о проведенных и запланированных мероприятиях специалисты продолжили поиск не­исправности.

Тем временем из Москвы на кос­модром уже прилетели участники российской части госкомиссии по обеспечению   подготовки  и  пуска «Днепра», а также представители Египта и Саудовской Аравии. На сле­дующий день украинские участники госкомиссии уехали с 43-й площад­ки, где мы жили, в город Байконур: там предстояло решить судьбу пуска и, в случае его переноса, назначить новую дату старта.

Накануне наши специалисты в качестве одного из вариантов рас­сматривали перенос пуска на 2 апре­ля. Станислав Ус, чтобы разрядить напряженную обстановку, тут же сочинил небольшое сти­хотворение, представляю­щее собой космический па­рафраз на мотив некогда популярной песенки «На недельку, до второго…». В варианте Станислава Ива­новича это звучало так: «На недельку, до второго, мы уедем с Комаровым: за­пускать в степи ракеты с космодрома Байконур».

Однако на 2 апреля пе­ренести запуск не уда­лось: россияне уже раз­вернули подготовку к пуску пилотируемого ко­рабля «Союз», назначен­ному на 7 апреля с пло­щадки №1, а во время стартов пилотируемых кораблей обычно никаких других пусков с Байкону­ра не производится.

В конце дня стало известно, что на заседании госкомиссии ее сопредседатели Виктор Ремишевский (Роскосмос), Валерий Комаров (НКАУ) и технический руководитель пуска Станислав Конюхов после обсужде­ния пришли к согласованному реше­нию: дату пуска «Днепра» перенести на 17 апреля.

А неисправность, из-за которой пришлось отложить старт, украин­ские специалисты нашли: это была небольшая потертость пластиковой изоляции одного из многочисленных кабелей, проходившего вблизи ме­таллического кронштейна конс­трукции. Оголившийся кабель кос­нулся кронштейна — возникло за­мыкание на корпус ракеты. Повреж­дение, скорее всего, произошло во время многократных перевозок. Ведь после того, как эта ракета в те­чение 25 лет простояла в одной из шахт на территории России, она бы­ла снята с боевого дежурства, лише­на ядерного боезаряда и после слива топлива отправлена на хранение в арсенал (так ракетчики называют свои склады). Оттуда ракету тран­спортировали на Байконур, и уже здесь, на космодроме, она переме­щалась между технической и стар­товой позициями…

Нельзя забывать о том, что срок эксплуатации длиною в четверть ве­ка — запредельный для большинс­тва технических систем и машин. По­этому появление подобных неис­правностей вполне объяснимо. В то же время неверно было бы думать, что запуски в космос отслуживших свое ракет осуществляются от нашей бедности. Прежде всего, в ходе пуска ракеты осуществляется ее уничто­жение, предусмотренное договором об ограничении стратегических нас­тупательных вооружений. Уничто­жение, при котором не тратятся, а зарабатываются денежные средства. Это и есть один из наиболее удачных примеров конверсии.

Евпаторийский ЦУП, апрель

За день до пуска «Днепра», наме­ченного 17 апреля, я прибыл в Евпа­торию и поселился в гостинице «Ко­рона», где разместились приехавшие из Киева заместитель генерального директора НКАУ Эдуард Кузнецов и начальник управления НКАУ Евгений Махонин, а также украинские специалисты из разных городов — пред­ставители предприятий и организаций, участвовав­ших в создании египетско­го спутника. Здесь же — группа из восьми египтян, которую возглавлял док­тор Матар Али Матар из NARSS — национального агентства по научным исс­ледованиям и зондирова­нию Земли из космоса.

Вечером 16 апреля со­стоялся телефонный разго­вор между Эдуардом Куз­нецовым, находившимся в Евпато­рии, и Валерием Комаровым, кото­рый в это время снова был на Байко­нуре. Валерий Георгиевич сообщил, что на космодроме соответствую­щими службами полностью выпол­нены все операции по подготовке к старту. И, так как замечаний к тех­нике и организации работ нет (как говорят в таких случаях специалис­ты — все штатно), госкомиссия при­няла решение о пуске ракеты-носи­теля «Днепр» 17 апреля в 6 часов 46 минут 34 секунды всемирного коор­динированного времени (UTC). От него наше киевское летнее время отличается на три часа (то есть 9 ча­сов 46 минут 34 секунды). Кстати, столь точное определение времени пуска — вовсе не чья-то прихоть, а результат скрупулезных расчетов баллистиков. Оно определяется из условий достижения максимальной точности вывода космических ап­паратов на заданные орбиты (почти круговая орбита египетского спут­ника имеет параметры: апогей — 684 км, перигей — 666 км, период обращения — 1 ч. 38 мин. 6 с).

Носитель «Днепр» способен вывес­ти в космос полезную нагрузку об­щей массой три с половиной тонны. Так что для одновременного запуска в космос десяти спутников мощности этой ракеты вполне хватает. А егип­тяне не случайно выбрали именно нашу страну для размещения заказа на создание своего первого космичес­кого аппарата: ведь украинские проектно-конструкторские организации и промышленные предприятия име­ют в этом деле солидный опыт и хо­рошую репутацию. Спутник Egypt-Sat-1 создавался в Днепропетровске в течение нескольких лет подразде­лением КБ-3 государственного конс­трукторского бюро «Южное». В его создании также принимали участие другие конструкторские организа­ции, научно-исследовательские инс­титуты и предприятия Харькова, Киева, Днепропетровска, Запорожья (НИИ радиоизмерений, «Хартрон-Юком», «Днепрокосмос», «Хартрон-Аркос», НИТИ приборостроения, ЦКБ «Арсенал» и др).

« ПредыдущаяСлед. »

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о космосе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: