Полеты на Луну: Страница 2

Оглавление статей
Полеты на Луну
Страница 2

Страница 2 из 2

 

Никак не отреагировали на выступление и советские космонавты Юрий Гагарин и Валентина Терешкова, посетившие штаб-квартиру ООН в октябре того же года.

Справедливости ради надо сказать, что Гагарин во время своей речи перед Генеральной ассамблеей все-таки упомянул о возможности советско-американского сотрудничества в космосе — в частности, в области обмена научными данными, поиска и спасения экипажей космических кораблей, совершивших аварийную посадку, а также развертывании международной системы радиосвязи. Что касается взаимодействия в области пилотируемых полетов, первый космонавт планеты сказал, что «здесь следует кое-что уточнить», но при этом никак не коснулся предложения Кеннеди.

И только 25 октября инициативу американского президента (со дня ее оглашения прошло уже больше месяца) прокомментировал руководитель советского государства, Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев. Он признал, что слетать на Луну действительно было бы «очень интересно», однако сказать, станет ли СССР заниматься этим, лидер советской державы не мог. Более того, Хрущев отметил, что, хотя советские ученые и работают над проблемой лунной экспедиции, у его страны в настоящий момент таких планов нет.

И далее Никита Сергеевич, через обоснование, почему СССР не нужно лететь на Луну, подверг «разгромной» критике программу Apollo.

Во-первых, по мнению Хрущева, Советский Союз не станет посылать людей на Луну без тщательной подготовки.

Во-вторых, ясно, что никакого блага такое «космическое соревнование» не принесет и, более того, может привести к гибели людей.

Не отказал себе Никита Сергеевич и в удовольствии «уесть» американцев с помощью столь любимого им русского народного фольклора. «Есть у нас поговорка, — сказал генсек, — мол, кому не живется на Земле — можете лететь на Луну. Но советские люди чувствуют себя на Земле прекрасно. Поэтому, если подходить к делу серьезно, то над экспедицией на Луну нужно много и основательно работать и хорошо к ней подготовиться, чтобы она была успешной».

Очевидно, что, произнося такую пространную речь, Хрущев пытался, с одной стороны, замаскировать «лунные» планы СССР, с другой — «размыть» поддержку проекта Apollo внутри США. Однако результат получился прямо противоположный. Образно говоря, пущенный рукой Хрущева бумеранг ударил его самого. Вместо поддержки и понимания советской позиции американская пресса переполнилась сарказмом и издевкиами. Так, например, газета New-York Times посчитала, что советский лидер раскритиковал лунную экспедицию по одной простой причине: «видит око, да зуб неймет». Как было написано в передовой статье, «Советский Союз был бы не прочь послать космонавтов на Луну, да экономические возможности не позволяют это сделать». Статья дополнялась вполне убедительными конкретными цифрами, поэтому не поверить ее авторам было трудно.

Осознав, что попытка «поставить американцев на место» успехом не увенчалась, Хрущев поспешил испра-витьположение. Тем более, чтои повод появился: 1 ноября был запущен первый в мире маневрирующий спутник «Полет-1» (на самом деле — первый спутник-перехватчик). Сославшись на успех этого старта, «продемонстрировавший новые возможности советской ракетно-космической техники», советский лидер заявил следующее: «Что касается вопроса о том, закрыли мы лунный проект по экономическим или каким-либо другим причинам, мы никогда не говорили, будто закроем наш лунный проект. Вы это сказали. Когда мы говорим о технических возможностях осуществления этого, то подразумеваем наличие у нас полной уверенности в том, что, кто бы ни отправился на Луну, сможет безопасно вернуться. Только тогда это будет вполне осуществимо и возможно. Когда — я не знаю».

Вместе? Мет, порознь!

Спустя два десятилетия после окончания «лунной гонки» стала известна и реакция руководителей советской ракетно-космической отрасли на предложение Кеннеди «лететь на Луну вместе». Надо честно признать, что ни Королев, ни Челомей, ни Янгель с самого начала не тешили себя надеждой на сотрудничество с американцами. Взращенные в недрах советской «оборонки», они прекрасно понимали всю бесперспективность подобного альянса.

Конечно, с чисто практической точки зрения они могли бы «скрестить» советскую и американскую космическую технику — если был бы соответствующий приказ. Но как политики, коими ведущие советские ракетчики были в силу занимаемых должностей, они понимали, что время для совместных работ еще не пришло. Поэтому ни один главный конструктор не дал команду своим подчиненным хотя бы предварительно оценить возможность совместной экспедиции на Луну.

И все-таки мнением разработчиков космической техники поинтересовались. Правда, не сразу после выступления Кеннеди, и не тогда, когда Хрущев готовился критиковать американскую лунную программу, а чуть позже, когда пришла пора от словесной риторики переходить к принятию решения. Вызванным в Кремль к Хрущеву главным конструкторам Сергею Павловичу Королеву и Валентину Петровичу Глушко был задан прямой вопрос: «На Луну мы летим вместе?». «Нет, порознь», — не сговариваясь, ответили оба.

Но воспользоваться авторитетным мнением, то есть публично отказаться от американского предложения, Хрущев не успел. 22 ноября 1963 г. автор идеи о совместном полете на Луну президент США Джон Фитцджеральд Кеннеди был застрелен в Далласе. Сменивший его в Белом доме Линдон Джонсон, в отличие от предшественника, не считал нужным сотрудничать с СССР в космосе. Поэтому об инициативе Кеннеди вскоре забыли обе сверхдержавы. Каждый из соперников сосредоточился на своих работах по лунной программе. Началась «гонка», итог которой хорошо известен: американцы первыми высадились на поверхность Луны.

А советские граждане на Луну не слетали ни самостоятельно, ни вместе с американцами. Ни в 1960-е, ни в 1970-е годы. Да и у современной России перспективы лунных экспедиций более чем призрачные: при самом благоприятном стечении очень многих обстоятельств полет может состояться не раньше, чем лет через 10. Но это уже тема для отдельного разговора.

Немного «альтернативной истории»

А теперь давайте хотя бы на минутку представим себе, как бы выглядела первая высадка землян на Луну, если бы в сентябре 1963 г. Советский Союз принял предложение президента Кеннеди.

Итак, 20 июля 1969 года. Нью-Йорк. Штаб-квартира Организации Объединенных Наций.

В зале заседаний Генеральной Ассамблеи собрались руководители почти всех стран мира. Короли и императоры, цари и князья, президенты, премьер-министры, министры иностранных дел…

За огромным столом в центре зала расположился Генеральный секретарь ООН У Тан. Справа от него — суетливый, как обычно, президент США Ричард Милхауз Никсон, слева — невозмутимый, похожий на памятник, Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев.

Несмотря на то, что зал заполнен «под завязку», в нем стоит нехарактерная для этого места тишина. Обычно здесь бурлят страсти, раздается многоязычный говор — в общем, решаются мировые проблемы. Но сегодня на один день забыты все распри, и народы Земли впервые за свою историю стали по-настоящему Объединенными Нациями.

Все присутствующие с напряжением и нескрываемым интересом следят за действом, разворачивающимся на огромном телеэкране — чуде японской технической мысли того времени. На нем происходит то, что раньше можно было увидеть лишь в фантастических фильмах. Безжизненные лунные ландшафты, мелькающие на экране — уже не продукция многочисленных киностудий, а самые настоящие картины другого мира!

Но вот изображение замирает. Проходит несколько секунд—и из молчавших до той поры динамиков раздается русская и английская речь. Перебивая друг друга, два голоса — советского космонавта Алексея Леонова и американского астронавта Нейла Армстронга — сообщают долгожданную весть:

— Земля, Земля! Говорит база «Юрий Гагарин»! Мы на Луне!

Зал взрывается аплодисментами. Две сверхдержавы смогли доказать всему миру, что они умеют не только конфликтовать друге другом и ставить мир на грань термоядерной катастрофы, но и плодотворно сотрудничать на благо всего человечества. Оставался последний, самый щекотливый вопрос: кому же все-таки предстоит стать первым человеком, ступившим на  поверхность  другого   небесного тела — русскому или американцу?

Не исключено, что этот вопрос кем-то действительно был задан и сыграл свою роль в отказе от совместного лунного проекта…

Однако сотрудничество великих держав в освоении космоса все же воплотилось в жизнь. «Первой ласточкой» был совместный полет советского и американского пилотируемых кораблей «Союз-19» и Apollo в 1975 г., и совсем уж весомым его итогом стала на рубеже тысячелетий Международная космическая станция. Будем надеяться, что когда-нибудь станет реальностью и многонациональная экспедиция к другим планетам…

Александр Железняков, советник президента РКК «Энергия» (Российская Федерация) Специально для журнала «Вселенная, пространство, время»

« Предыдущая — След.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о космосе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: