Противостояние 1909 года. Работы Антониади

Весьма понятен, поэтому, тот интерес, с которым астрономы и широкая публика ожидали благоприятного перигелического противостояния Марса в 1909 г., когда планета должна была весьма сильно приблизиться к Земле и, быть может, раскрыть людям свои тайны и разрешить все споры. Этот год действительно принес с собою большие открытия, но не в сторону, благоприятную для Лоуэлля. Целый ряд выдающихся астрономов, наблюдавших Марс с инструментами более могущественными, чем имевшиеся на Флагстаффской обсерватории, заявили, что они не видят и следа той геометрической сети, которую рисовали Скиапарелли, Лоуэлль и их последователи. Характерно в этом случае мнение Комас Сола (Comas Sola), опытного наблюдателя, не раз ранее видевшего каналы в небольшие инструменты; он заявил: «Это противостояние можно рассматривать, как совершенное падение теории геометрической сети каналов; в течение всего этого противостояния я не видел ни одного канала, имевшего вид правильной геометрической линии».

Особенно важны относящиеся к 1909 году наблюдения Антониади. Располагая экваториалом Медонской обсерватории с объективом в 0,83 метра в диаметре, Антониади систематически наблюдал планету и составил новую карту ее поверхности. Он видел и отметил на карте до 50 каналов, но характер их весьма разнообразен и совершенно не похож на геометрическую сеть Скиапарелли и Лоуэлля. Антониади так описывает телескопический вид Марса*: «При наилучших условиях наблюдения планета Марс представляется нам покрытой пятнами, имеющими весьма неправильную форму и цвет изменяющийся до бесконечности. Никакое постоянно видимое пятно (исключая, разумеется, небольшие «озера», очертаний которых глаз не может определить в виду их незначительного размера) не представляет геометрической формы. Внешний вид планеты похож на вид Луны, если, разумеется отвлечься от различия между живым миром и мертвой скалой, или же на зеленые пейзажи, как они видны с воздушного шара. Таким образом, «геометрия» Марса оказывается простой иллюзией».

* (Е. М. Antoniadi «Observ. de Mars et de ses satellites». Bulletin de la Soс. Astr. de France, т. XXIII, 1909. Перев. Юшкевича в № 6 «Новых идей в астрономии».)

При этом важно отметить, что Антониади за все время наблюдений не видел ни одного двойного канала. Наблюдавшиеся «каналы» представляли собою по описанию Антониади следующее: 1) узкие, черные, извилистые и короткие полосы; 2) неправильные, широкие, более или менее короткие и смутные полосы; 3) сложные и узловатые полосы; 4) группы пятен, неправильных по виду, размерам и окраске, расположенных в виде волнистых полосок; 5) группы извилин и др. пятна; 6) группы весьма бледных, смутных сгущений; 7) узкие тени около заливов», «морей», расширяющиеся дальше в обширные размытости; 8) весьма широкие и бесформенные размытости; 9) более или менее изорванные края слабых полутонов; 10) простые изолированные озера»*.

* (Е. М. Антониади. Физич. вид планеты Марс. Перев. Юшкевича, «Новые идеи в астрономии», сб. № 6.)

Как мы видим, это описание совершенно отличается от картин, представляющихся нам на рисунках Скиапарелли и Лоуэлля. Антониади отмечает, что его рисунки должны лучше передавать истинный вид поверхности Марса, т. к. в 1909 году диск Марса достигал 17″, между тем, как при наблюдениях Скиапарелли в 1883 — 1884 гг. — лишь 14″. Кроме того, сравнение объективов — медонского в 0,83 метра в диаметре и миланского — 0,218 метра в диаметре показывает, что в общем условия наблюдений Антониади были таковы, как если бы планета находилась к Земле в 4 раза ближе, чем при наблюдениях Скиапарелли.

Выводы Антониаи были также подтверждены Барнардом, наблюдавшим планету в большой рефрактор Ликской обсерватории (0,91 метра в диаметре) и Гэлем, директором обсерватории на горе Вильсон, располагавшим также могущественным 60 дюймовым телескопом. Гэль при этом констатировал, что, наблюдая в большой Моунт-Вильсоновский рефлектор, он обнаружил на Марсе гораздо более мелких деталей, чем было замечено Лоуэллем; между тем узкие, геометрически-правильные каналы вовсе не были видны; поэтому их реальное существование на поверхности планеты Гэль считает весьма сомнительным.

Окончательный вывод, делаемый Антониади из его наблюдений за 1909 год следующий*: «истинный вид планеты Марс — естественный и похож на вид Земли или Луны. При хороших условиях наблюдения нет никакого следа геометрической сети. «Континентальные» области планеты разнообразятся бесчисленными черными пятнами весьма неправильной формы и интенсивности, спорадические группировки которых, с явно выраженной тенденцией к собиранию в полоски дают в небольшие инструменты начало системы «каналов Скиапарелли».

Эти выводы таких выдающихся исследователей, как Антониади, Барнард и Гэль, располагавших к тому же могущественнейшими в мире инструментами, следует считать, по-видимому, решающими. Во всяком случае, после противостояния 1909 года до настоящего времени (1924 г.) нет ни одного исследования, которое могло бы дать какие-бы то ни было материалы для опровержения результатов Антониади.

Поэтому, современное состояние наших знаний о Марсе заставляет нас отказаться от гипотезы Лоуэлля об искусственной сети каналов. Разумеется, это еще не есть отказ от идеи возможности жизни на Марсе. Вопрос о существовании органической жизни на этой планете более общего характера, то или иное решение его не может быть связано с падением совершенно частной гипотезы об искусственной сети каналов. Только действительное проникновение в тайну физических условий Марса прольет свет на вопрос о возможности существования там органической жизни.

Главнейшие из этих условий — состав атмосферы, наличность воды и соответствующая температура, отчасти находящаяся в зависимости от этих факторов.

Работам в этой области будут посвящены некоторые из последующих глав.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о космосе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: